top of page

ИЗБРАННЫЕ РАБОТЫ

Одна из ключевых работ Николая Смирнова, на создание которой потребовалось два года кропотливой работы. Многоплановая и многозначная, она открыла новый этап в творчестве мастера.

Вечная трагедия Шекспира  в интерпретации Николая Смирнова, его поэтическое посвящение преходящей и, в то же время, вечной любви.

Один из самых сбалансированных и гармоничных натюрмортов Николая Смирнова с продуманной «концепцией». Вдохновленная «Балом-маскарадом» Хачатуряна и «Балом-маскарадом» Дж.Верди, картина по-своему изысканно "рассказывает" историю мистификации, искушения и обольщения. Работа принесла Смирнову  первое коммерческое признание после того, как в в Париже в мае 1990 года достигла впечатляющего для того времени аукционного результата в 13400 долларов  (Аукцион  «Современное советское  искусство. Собственность коллекции "Kniga", организованный женевским аукционным домом «Габсбург Фельдман»). 

Последняя картина Николая Смирнова. Она стала настоящим испытанием для художника как в плане размера, так и в степени детализации, потребовав два года полного погружения в творческий процесс. Работа посвящена древнему искусству соколиной охоты, достигшему на Руси пика популярности в допетровскую эпоху.

Первый для художника полномасштабный исторический натюрморт, посвященный героическим событиям русской истории, который принес Смирнову  известность и репутацию, а также первый международный коммерческий успех, сделав впечатляющие $36600 на аукционных торгах  в Париже в мае 1990 года   (Аукцион  «Современное советское  искусство. Собственность коллекции "Kniga", организованный женевским аукционным домом «Габсбург Фельдман»). 

В первый год жизни в Боливии Николай Смирнов был заворожен и очарован местной барочной культурой, которая открылась ему как роскошный и причудливый сплав пре-колумбийской и католической традиций.

«Цветы» представляют собой симметричную композицию, включающую обрамленную старинную вышивку из семейного наследия художника, пару бисерных кошельков ручной работы, миниатюрный портрет благородной дамы и столик-бобок с букетом садовых цветов на нем.  Цветы, часть живой природы, органично сливаются с композицией, стирая границы между реальным и иллюзорным миром. Смирнов писал натюрморты меньшего размера, такие, как этот, в паузах между более сложными картинами, чтобы "освежить" кисть и привлечь вдохновение.

Еще одна тщательно сделанная "обманка", в которой художник  оттачивает мастерство иллюзорности на пути к созданию больших исторических натюрмортов. Здесь хорошо видно, как он пробует себя в различных фактурах, в том числе и в самых сложных: бархат, золотое шитье, бисерное плетение, и включает в свои композиции знаменитые художественные образы, такие как «Зима» Арчимбольдо.

Это ностальгическая работа наполнена предметами, имеющими для Смирнова особую эмоциональную ценность.

В детстве Николай был очень привязан к своей бабушке, которая с младенчества воспитывала его. Женщина весьма образованная и любительница слушать и петь романсы, она привила любовь к музыке и внуку. Ее личные вещи, столь знакомые художнику, изображены здесь в определенном порядке так , чтобы воссоздать мир ее души, увиденный глазами повзрослевшего внука.

Эта картина - пример раннего стиля Николая Смирнова, когда он делал первые шаги в освоении техники "обманки", все еще используя в качестве фона настоящую фактуру деревянной доски. Это посвящение любимому Санкт-Петербургу, работа  с симметрично расположенными старинными офортами , акварелями, архитектурными рисунками и овальной миниатюрой Петра Великого. Смирнов мистифицирует зрителя, словно предлагая ему найти среди обилия предметов один - реальный, а не написанный. На картине есть также «секретная» записка, подтверждающая авторство художника и дату создания работы. 

bottom of page